Дети и отцы. Ложка ль дегтя?

Тему созависимости освещают многие авторы. Речь идет об эмоциональной зависимости одного человека от другого: когда отношения отягощены ощущением несвободы, вины и обиды, когда трудно понимать свои желания и чувства и принимать самостоятельные решения…

Тему созависимости освещают многие авторы. Речь идет об эмоциональной зависимости одного человека от другого: когда отношения отягощены ощущением несвободы, вины и обиды, когда трудно понимать свои желания и чувства и принимать самостоятельные решения. Как же избавиться от созависимости? Как наладить отношения с родителем, не желающим терять право манипуляции своим взрослым ребенком?

Условно задачу по избавлению от созависимости можно разделить на три подзадачи:

Во-первых, налаживание относительно комфортных и конструктивных отношений со своими родителями.

Во-вторых, установление зрелых отношений с представителями своего поколения: развитие достаточно близких теплых и ресурсных отношений с партнером, супругом, а также надежных позитивных отношений с друзьями.

В-третьих, обдуманное взаимодействие со своими детьми, будь то детсадовские малыши, бунтующие подростки или взрослые дети уже со своими семьями.

В ближайших статьях мы остановимся на первом из этих пунктов – отношения с родителями. При этом вопрос о травматичном детстве оставляю вне рамок данного цикла.

Родители очень важны для каждого человека. Даже после смерти родителей наши отношения с ними влияют на нас. Наши мамы и папы – это первые люди, с которыми мы общаемся, и на начальном жизненном этапе они составляют для нас весь мир. Поэтому все дальнейшие отношения с миром мы часто бессознательно рассматриваем через призму отношений с родителями.

Далеко не всегда отношения между взрослыми и их родителями можно назвать удачными и благополучными, и зачастую с годами разрыв во взаимопонимании между поколениями только увеличивается. Такие мамы-папы, которые недодали, недолюбили, недопоняли, недостаточно позаботились, которым «еле-еле хватает сил телевизор смотреть» и которые у своих взрослых детей вызывают кучу претензий, увы, встречаются нередко. В более критичном варианте – это те родители, которых детям (!) приходится мирить или от которых нужно прятать бутылку. Тогда у их выросших детей надолго может сохраняться чувство внутренней пустоты, ненужности или нехватки эмоциональных ресурсов.

Великовозрастные дочери и сыновья часто жалуются: «Вечно слышу такое от родителей: как ты будешь дальше жить? почему ты такой? как ты смеешь подобное говорить/делать? Это вызывает резкое падение желания что-либо предпринимать …да и жить не хочется вовсе».

Многие родители пытаются «наградить» детей своими нереализованными мечтами и планами, стараясь сделать из них усовершенствованное подобие себя, и это не может не вызывать противоречивых чувств. Родители давят, навязывают, манипулируют, выманивают, контролируют, вмешиваются, пытаются руководить жизнью своих уже выросших детей. Нередко приговаривая при этом: «Мы же для тебя стараемся» или «Это все для твоей же пользы».

Контролирующие или слишком заботливые родители, люди с чрезмерно развитым чувством собственничества, повсеместно нарушающие личностные границы, превращают своих детей в эмоциональных калек. Тогда лишенные собственного здравого смысла и необходимой мотивации, дающей силы встречать любые жизненные ситуации с уверенностью и спокойствием, эти дети теряются в водовороте событий взрослой жизни. Вынужденные подчиниться, они обычно выбирают путь наименьшего сопротивления и втайне надеются, что жизнь сама вдруг возьмет да и прогнется в угоду их чаяниям. Отсутствие целеустремленности и самодостаточности влечет за собой чувства неадекватности, неполноценности и созависимость. И хорошо, если у ребенка, подростка, взрослого все-таки хватит сил и мужества стать тем, кем он хочет быть, и не бояться не оправдать давящих упований родителей. Такое встречается нечасто, хотя неприятных эмоций в отношении родителей и в этом варианте не избежать.

Вот пример комментария отца семейства: «На даче решил башню водонопорную поставить. Пока столбы ставил и платформу варил, мать несколько раз цеплялась: а куда перегной складывать теперь будем, а я тут уже гору железных обрезков убрала, а не сломается ли это всё, а я хотела эти столбы на забор пустить, а зачем ты кран вместо рукомойника приладил, да эта башня вообще золотой выйдет… и т.д и т.п. А вчера, когда стал бочку наверх закатывать, то лестница возьми да поломайся. Дорогая лестница. Жена ничего не сказала, а мать: да он только о себе думает, да он эгоист, да он меня не любит, бочку делает, а палочки в теплицу напилить не может…»

Что чувствует человек в ответ на такое поведение матери? Естественно, могут быть и злость, и обида, и вина, и страх, и огорчение, плюс их модификации в виде ненависти, раздражения, тоски, отчаяния и пр. Как написал один их «пострадавших», «Слов нет, одни эмоции, и те нецензурные».

Как понять своих родителей, когда в бочке сладкого мёда, что они смогли дать, дёгтя намешана не одна ложка, а несколько половников… Свежесколоченная бочка, мёд, свежий, густой, ароматный, только-только из улья выгнанный. И вот в этой красоте разводы черные плавают. Их много и постепенно становится всё больше. Может быть, эти разводы аккуратно вычерпать и спасти тот мёд, что ещё не испорчен? Но чья-то рука будто перемешивает эту массу, и всё, что в бочке есть, постепенно чернеет, становится несъедобным, портится.

Чья же это рука перемешивает? Да, это наша рука. Наши переживания, разочарования, сожаления, связанные с детским периодом, несем мы по жизни изо дня в день да еще и отыгрываем невольно на своих домочадцах. И чувства бывают настолько болезненны, что покрывают мрачной пеленой все то хорошее, достойное и радостное, что чаще ли, реже ли случалось в жизни каждого ребенка.

Так, например, мужчина жалуется: «Вместо родительского благословения я чувствую какую-то паутину, верёвки, которые тянут меня назад, запрещают расти и развиваться, быть самим собой. Да, они дали мне многое, но меня не покидает чувство, что за всё это я расплачиваюсь своей душой, своей энергией».

А вот слова тридцатилетней женщины: «Когда мама мне звонит, я понимаю, что это конец, у меня сразу страх внутри, что опять она мне все настроение отравит своими претензиями и провокациями, типа «Не позвонила, не спросила, не поздравила, и в кого только уродилась…»

В результате отношения с родителями полнятся укорами и придирками, претензиями и бесконечным недовольством, обидами и слезами, а подчас рвутся по живому, когда дети принимают решение больше вообще не иметь дело с родителями. В душе поселяется ощущение или уверенность, что ничего-то хорошего и не видел по жизни от своих родителей. Даже в тех редких ситуациях, когда человек, полагает, что его родители – святые люди, или что о родителях нельзя говорить плохо, время от времени чувствует к ним негатив, затаенные обиды и упреки.

Продолжение следует…