Откуда родом наши страхи?

В ШЖ есть статья Алекса Зелла «Откуда берутся страхи и как с ними справляться?» Хочу уточнить откуда, точнее докажу, что в этом виноваты взрослые.
Страх болезни
Шаловливых детей часто пугают тетей или дядей «в белом халате»: «придет и сделает укол»…

В ШЖ есть статья Алекса Зелла «Откуда берутся страхи и как с ними справляться?» Хочу уточнить откуда, точнее докажу, что в этом виноваты взрослые.

Страх болезни
Шаловливых детей часто пугают тетей или дядей «в белом халате»: «придет и сделает укол». Зачем в ребенка вселять этот страх?

Страх потери
«Умру, останешься один», – пугает мать-одиночка своего ребенка, ругая за непослушание. «Деньги скоро кончатся, уволят с работы и будем бедствовать», – жалуется родитель своему ребенку. Ну прямо конец света.

Страх старости
«Эти старухи на лавочке уже надоели», – брезгливо отзывается о старушках молодая женщина в присутствии ребенка. «Старым быть плохо, старик никому не нужен», – приходит к выводу ребенок.

Страх смерти
Не все родители ограждают своих детей от травмирующих душу сцен болезни и смерти в кино и в жизни.

Вы не замечали за собой таких страхов, как: боязнь высоты, шатких поверхностей, лестниц, темноты? А я вот обратила внимание на это будучи взрослой тетей. Конечно и раньше что-то меня беспокоило, но я находила объяснение: плохое настроение, неудачный день, не считая это страхами.

Уборкой занималась, когда оставалась дома одна, чтобы избежать лишних вопросов. Однажды мама узнала, что я планирую уборку и принесла стремянку соседей. Стремянка оказалась шаткой и разболтанной. Меня она испугала и я отказалась становиться на нее. Мама настаивала: «соседка крупной комплекции спокойно на нее поднимается». Я сделала по-своему – передвигая по квартире швейную машинку, она на пару сантиметров выше стола. Но потом задумалась: откуда во мне этот панический страх? Сколько не размышляла, не находила этому объяснение. В детстве я спокойно поднималась на чердак дедовского дома с высоким потолком и спускалась в их подвал двухметровой высоты по довольно старой лестнице с исхудавшими перекладинами да еще со стеклянными банками компота или варенья в руках.

Когда появились сканеры, я отсканировала детские фотографии, чтобы иметь электронный вариант и улучшить их качество. Разглядывая снимки, вспоминала события связанные с ними. Так совершенно неожиданно в памяти всплыл эпизод, когда мне пришлось шагать по подвесному мосту.

Мне было одиннадцать лет, я с дедом и бабкой поехала на их родину, на какое-то семейное торжество. Я и раньше там бывала с мамой, но однажды дед повел меня другой дорогой, объяснив тем, что тот путь короче. Указал мне на мост, когда мы были в нескольких шагах от него. В тот миг я не знала, что мост неподвижен, потому что на нем никого нет и погода безветренная. Как только я шагнула на мост, он пришел в движение: вправо, влево, взад, вперед, буквально волнами. Это было неожиданно, но не это меня испугало, мост был ветхий: доски под ногами скрипели, а веревки, которыми они были связаны, явно износились. Казалось мост вот-вот рассыплется. Может мост был длиною всего 50м, но мне он показался бесконечным. Я шла, держась за поручни с обеих сторон, мост был узким: двое взрослых могли бы разминуться, если б обнимались. Шла и смотрела вниз стараясь понять что там внизу и почему мы не можем идти по земле. Потом показалась река: быстрая, горная, хотя летом в ней было немного воды, но камни в ней огромные и скользкие.

Когда я спустилась на твердую землю, мои колени дрожали. Дед мне обещал, что этой дорогой мы больше ходить не будем. Этот эпизод надолго был блокирован моей памятью – психологи утверждают, что это естественная реакция мозга. Но после этого появился страх высоты, лестниц и шатких поверхностей. Дед мой был любитель поставить кого-то в экстремальные условия. Тогда дед меня хвалил, а по-моему лучше б этого эпизода в моей жизни не было.

Те, кто младше меня на десять лет ничего про тот мост не слышали, наверно его разобрали из-за ветхости.

Рассматривая детские снимки, вспомнила еще один эпизод и поняла почему я так боюсь темноты. Это очень странно и те, кто меня знают не поверят, ведь я одна ездила в отпуск и командировки, там приходилось работать поздно ночью и одной в незнакомом городе идти куда-то. Заставить себя можно, но это не приведет к окончательному избавлению от страха. И здесь виноваты взрослые.

Мы жили в одноэтажном частном доме. Мне тогда было пять лет, а брату три года. Нас посадили в гостиной на коврике с игрушками, оставили одних на пару часов и ушли на свадьбу, обещая скоро вернуться, закрыв двери. В гостиной два окна, одно было открыто – лето, решеток на окнах нет. Окна выходили в маленький проулок, который упирался в калитку соседа.

Пока было светло мы играли спокойно, а как только начало темнеть, мы стали нервничать. Послышались шаги, может кто-то прошел по проулку, нам обоим показалось, что за окном кто-то стоит и смотрит на нас. Брат заплакал и я тоже готова была заплакать.

– Ты чего? – спросила я его.
– Темно, страшно, – ответил он.

Как старшая, я должна была что-то сделать, конечно же включить свет. Выключатель был высоко. Я взобралась на стул, включила свет и задернула занавески, стараясь сделать это как можно быстрее. Потом вернулись взрослые: не только родители, но и дяди, и тети – в доме жили шестеро взрослых и двое детей. Когда я вспомнила этот эпизод, то кажется вернулось то чувство страха и как колотилось сердце.

Зачем я это написала? Часто взрослые «воспитывают» в своих детях некоторые качества вот таким способом. Не удивлюсь, если среди читателей найдется много таких, которые скажут: «ничего страшного, выросла самостоятельная». По-другому самостоятельной я бы не выросла? А страх ведь остался.

Ну и откуда берутся страхи? Ответ очевиден: взрослые в этом виноваты.

Взрослые, относитесь к детям, как к живым, хоть и маленьким существам. Они не игрушки в ваших руках.
Совсем не обязательно бросать ребенка в бассейн, чтобы научить его плавать – можно сделать это деликатно, войдя в воду вместе с ним.
Оставляя ребенка дома одного, подумайте не только о безопасности, но и о его психике.

Вы забудете об этом, а ему всю жизнь не избавиться от этого страха.