Можно ли привыкнуть к душевной боли?

Жизненные обстоятельства порой складываются таким образом, что у человека не возникает выбора и есть только один вариант – смириться с проблемой. Адаптация даже к самым тяжелым условиям – это защитная реакция человеческой психики…

Жизненные обстоятельства порой складываются таким образом, что у человека не возникает выбора и есть только один вариант – смириться с проблемой. Адаптация даже к самым тяжелым условиям – это защитная реакция человеческой психики. В сложной ситуации главное – выжить, не сломаться и не упасть духом. Человек привыкает ко всему. Даже к физической боли. Но можно ли привыкнуть к боли душевной?

Юля смотрела в окно. Был теплый, почти весенний денек. Солнышко своим светом заливало просторную уютную квартиру. На улице весело играли ребятишки. Стая голубей столпилась возле маленькой девочки, которая, тщательно разламывая своими тонкими пальчиками батон хлеба, осторожно бросала угощение птицам. Все эти атрибуты тихой и спокойной жизни еще совсем недавно так радовали Юлю. А сейчас она, глядя на эту безмятежную картинку, не могла поверить в то, что всё это происходит с ней.

Её жизнь словно остановилась. Сознание блокировало произошедшие события и сейчас давало ощущение полной нереальности происходящего. Этот район, эта квартира… Здесь всё ей напоминало о нём. Казалось, каждый предмет в этой комнате буквально пронизан счастливыми воспоминаниями о той жизни, о тех счастливых мгновениях, когда они были вместе.

Эти тягостные мысли камнем лежали у неё на душе. В комнату вбежал Славик – жизнерадостный малыш двух лет. «Мама, мама! Смотри, какой я воин. У меня новый меч!» – малыш протянул маме свое новое произведение, сделанное из конструктора. «Конечно, ты у меня воин! Самый сильный и самый грозный». Юля погладила малыша по голове. Мысли вихрем пронеслись у неё в сознании. Как же он похож на него! Просто копия. Нет, сейчас нельзя плакать. Ребенок не должен видеть маминых слез. Как он еще мал! Но что ответить ему, когда он спросит: «Мама, а почему папа не живет с нами?»

Вечером Юля уложила Славика спать. Боль, стальными тисками охватившая её сердце, даже и не думала отпускать. Раньше Юля и предположить не могла, что моральные страдания могут приносить почти физическую боль. Но сейчас она это знала. Знала она и то, что время – не всегда хороший лекарь… Включив компьютер и открыв свою почту, она стала быстро перебирать пальцами по клавиатуре. Она напишет ему письмо. Расскажет ему обо всем, попросит за всё прощения. Да, возможно, он не вернётся. Но она должна сделать это, должна…

Милый мой, Сережа! Дорогой мой муж!

Пока я еще могу так к тебе обращаться… С тех пор, как ты ушел из семьи, прошел ровно месяц. Но у меня такое ощущение, что прошла целая вечность… Сережа, я не буду утомлять тебя рассказом о том, через какие страдания я прошла, сколько слез выплакала и как сейчас мне без тебя плохо. Я знаю, ты чужд сентиментальности и сейчас у тебя есть дела поважнее моего письма. Но прошу тебя, удели мне пару минут и прочти то, что я так хочу тебе сказать.

Сережа, радость моя, я до сих пор помню нашу первую встречу. Ты тогда искал помещение под офис для своего открывающегося бизнеса и обратился в компанию, где я работала. Когда я увидела тебя, то не сказать, что влюбилась с первого взгляда. Нет. Но ты поразил меня своим обаянием, своей улыбкой и своим оптимизмом. Помнишь, ты потом сказал мне, что первое помещение, которое мы смотрели, тебе сразу понравилось, и ты уже решил, что будешь снимать именно его, но для того, чтобы подольше пообщаться со мною, мы с тобой обошли все офисы, которые сдавались тогда на нашем заводе?

Сереж, я ведь сразу поняла, что из тебя получится блестящий бизнесмен. Ты – создан для того, чтобы руководить людьми. У тебя есть для этого все – воля, острый ум, проницательность и деловая хватка. Сереж, ты нереально харизматичен! У меня не было ни одного шанса, чтобы не влюбиться в тебя. Ты мне просто его не оставил.

Мы стали встречаться. Ты был настойчив. В своей жизни ты редко сталкивался с отказами. Сереж, я была самой счастливой девушкой на свете, когда ты сделал мне предложение! Если честно, то я всегда считала, что тебе нужна немного другая девушка. Ну, не такая, как я… Такому, как ты, под стать была бы длинноногая блондинка с модельной внешностью. Понимаешь, ты такой яркий! А я… самая обычная. Но ты всегда убеждал меня, что главное – не внешняя оболочка, а внутреннее содержание, и ласково называл меня «своей девочкой». Сереж, я всегда любила звучание твоего голоса! Он для меня – словно музыка.

Свадьба. Медовый месяц. Да у нас весь год был медовым! А потом родился Славик. Наш любимый сладкий мальчик. Сереж, я понимаю, что для тебя привыкать к отцовству было даже труднее, чем для меня – к материнству. Это был наш первый опыт и ни у кого из нас не было нужных знаний. Бессонные ночи, наш малыш постоянно плакал. Сереж, я нисколько не обижаюсь на тебя за то, что ты уходил спать в другую комнату. Я понимала, что тебе с утра в офис, и ты не мог отказывать себе в полноценном отдыхе.

С рождением ребенка ты изменился. Или, может, я изменилась? Сереж, я чувствовала, что ты по вечерам не хочешь возвращаться домой. Конечно, я понимала, что тебе стало со мной неинтересно. Какие у меня заботы? Пеленки, распашонки, подгузники… А у тебя там на работе сверхзадачи. Твой бизнес идет в гору, и ты лучший руководитель – я знаю. Сереж, мне всегда было комфортно с тобой, и, несмотря на послеродовую депрессию и общую усталость, я всегда старалась быть тебе хорошей женой. Я не грузила тебя своими проблемами, по возможности, всё решала сама. Я понимала, что тебе тоже сейчас нелегко…

Иногда ты приходил домой в очень плохом настроении. Срывал злость на мне. У меня часто возникало ощущение, что мы с малышом во всем раздражаем тебя. На работе тебе было хорошо, а дома почему-то плохо… Я никогда не держала на тебя обиды. Я вообще не могу на тебя обижаться!

Сереж, «добрые люди» рассказали мне о той девочке, к которой ты ушел. Я раньше увидела ее у тебя в офисе. Кажется, она твой менеджер по персоналу. Красивая такая, яркая. Молоденькая, конечно… Сереж, ты правда решил связать свою судьбу с ней? Ты точно уверен в том, что она будет любить тебя сильнее, чем я?

Сереж, любовь моя! Я буду ждать тебя! Прости меня, если я сделала что-то не так, если обидела чем-то… Всем сердцем своим и всей душою своею, я принадлежу тебе и только тебе! Возвращайся к нам. Славик ждет папу, а я – своего единственно и горячо любимого мужа.

Юля дописала последнюю фразу. Слезы вновь застилали ей глаза. Надо же? А она была уверена, что все их выплакала. Дрожащими пальцами она нажала на кнопку «отправить». Вот и всё.

Юля еще долго плакала этой ночью. Она уже знала, что слезы могут приносить успокоение. В разы хуже, когда слез уже нет… Вместе с отправленным ею письмом у неё появилось то, что во все времена позволяло людям жить и выживать в самых безвыходных, казалось бы, ситуациях. У Юли появилась надежда. И пока эта надежда будет теплиться в её сердце, она будет жить и стараться радоваться жизни.