Теория радикалов. С чем нам жить и работать?

Согласно психологической теории «7 радикалов», человеческий характер состоит из различного сочетания «кирпичиков»-радикалов, которые являются разными моделями взаимодействия с окружающей средой. Мы уже рассмотрели, как проявляется в человеческом характере истероидный радикал…

Согласно психологической теории «7 радикалов», человеческий характер состоит из различного сочетания «кирпичиков»-радикалов, которые являются разными моделями взаимодействия с окружающей средой. Мы уже рассмотрели, как проявляется в человеческом характере истероидный радикал. Теперь я расскажу еще о двух радикалах – эпилептоидном и паранояльном.

Эпилептоидный радикал чрезвычайно важен, поскольку он «отвечает» в первую очередь за выживаемость во всех смыслах этого слова. Основой этого радикала, как и предыдущего, является ослабленная нервная система. Но если в случае с истероидным радикалом слабость нервной системы состоит в неспособности выдерживать длительное нервное возбуждение, то тут она проявляется сниженной скоростью обработки информации и меньшими объемами оперативной и долговременной памяти.

Сейчас эпилептоиды (по аналогии с истероидами, теми, у кого выражен единственный радикал в характере) часто страдают от информационных перегрузок, в связи с чем постоянно находятся в напряжении. Но, как мы уже убедились на примере истероидного радикала, каждый серьезный недостаток нервной системы уравновешен средством совладать с ним. У эпилептоидного радикала таким противовесом является легкий переход нервного напряжения во вспышки агрессии, после чего следует апатия.

Эпилептоиды борются с информационными перегрузками и тревогой самым простым способом – контролем. Их раздражает неуправляемость окружающих, потому они стремятся максимально всё упростить, выстроить в отношениях с окружающими понятную им иерархию. Они склонны проверять на прочность каждого, выясняя, сильнее или слабее тот самого эпилептоида, чтобы знать, как себя с ним вести. К «слабым» относятся подчеркнуто покровительственно, требуют подчинения и часто деспотичны. Им легко удается наводить порядок и дисциплинировать окружающих, но зачастую никакой внешней цели, кроме самого наведения порядка и дисциплины, в их взаимодействии с подчиненными нет.

Внешне обладатели выраженного эпилептоидного радикала легко узнаваемы. Они, как мужчины, так и женщины, зачастую от природы обладают хорошо развитой мускулатурой, им достаточно легко «накачаться». В одежде они предпочитают спортивный стиль. Однако эпилептоиды всегда подбирают одежду по ситуации и выглядят опрятно, их одежда чиста, выглажена. Это очень чистоплотные и аккуратные люди и в оформлении пространства. У эпилептоидов преимущественно короткие ноги и волосы, на дачных участках они склонны косить травы, вырубать деревья, воспринимая их как помеху. Они стремятся все вычистить, рассортировать и использовать исключительно по назначению. Такое наведение порядка служит для уменьшения информационных перегрузок и непредсказуемых ситуаций.

Еще одним проявлением эпилептоидного радикала является любовь к ручному труду, что в сочетании с внимательностью и аккуратностью дает хорошие результаты. Эпилептоиды без проблем справляются с рутинной работой. Хорошие врачи и медсестры обычно обладают выраженным эпилептоидным радикалом. Разнообразные инспектора и охранники – тоже.

Эпилептоиды очень азартны и часто являются игроками или болельщиками. Также проявлением эпилептоидной склонности к иерархии является садомазохизм разной степени выраженности.

Паранояльный радикал некоторым образом близок к эпилептоидному. Его носители имеют, в отличие от эпилептоидов, сильную нервную систему и легкие органические изменения в головном мозгу – ту же «склонность к застреванию». Таким образом, сильная нервная система обеспечивает способность длительно выдерживать нервное напряжение, а «застревание» проявляется в целенаправленности. Итого, в отличие от эпилептоидного, обладатель паранояльного радикала застревает не на формальных сторонах жизни вроде наведения порядка, а на содержательных задачах.

«Параноик» (в данном случае название яркого представителя этого радикала будет в кавычках, поскольку речь идет лишь об акцентуированной личности, а не о психически нездоровом человеке) обычно ставит перед собой задачи, выполнение которых обычно выходит за рамки возможностей одного человека, и благодаря такой своей целеустремленности и энергичности, упорству и работоспособности становится настоящим лидером, организовывая вокруг себя соратников для её исполнения.

Внешне паранояльный радикал не имеет характерных проявлений в особенностях телосложения. В вопросе оформления внешности «параноики» предпочитают классический стиль, что отображает их гражданскую позицию, а именно приоритет общественных ценностей по отношению к индивидуальным, готовность служить на благо общества. Если при этом также присутствует истероидный радикал, это проявляется в разнообразных знаках принадлежности – партийных значках, нашивках, профессиональных эмблемах. «Параноики» работают практически всегда и везде, где бы ни находились, превращая что угодно в рабочий кабинет. Они обычно не столько украшают что-то, сколько наполняют нужным им идеологическим или социально-нравственным содержанием. Мимика «параноиков» отражает уверенность в себе и своем деле, а жестикуляция зачастую или ритмообразующая или направляющая.

«Параноики» абсолютно не ценят чужие идеи, при этом придавая особое значение своим. Для них характерно упрощенно-однобокое восприятие мира и масштабность преобразований, индивидуальные проблемы их мало интересуют, потому все задачи они стараются укрупнить и превратить в главные, первоочередные, а затем добиться результата. Им трудно менять или корректировать свою позицию, потому с ними абсолютно бесполезно спорить. Победить «параноика» может только «параноик».

Вот такие они, «рабочие» радикалы нашего характера, дающие нам способности «постоять за себя» и добиваться своих целей, без них трудно выжить.

Продолжение следует…