Добрые люди… Мы же добрые?

Постоянно слышу: мир стал жестоким. Люди стали злыми. Нормального человека днём с огнём не сыщешь. Не спорю. Да и как поспорить: убийства, насилие, воровство – действительно, порой жить страшно. Но ведь надо…
Стоим…

Постоянно слышу: мир стал жестоким. Люди стали злыми. Нормального человека днём с огнём не сыщешь. Не спорю. Да и как поспорить: убийства, насилие, воровство – действительно, порой жить страшно. Но ведь надо…

Стоим. Я, жена и машина. Стартер не крутит. До дома – 40 км. А рядом, на остановке – компания молодёжи. Пьяные. Матерятся. Обсуждают вчерашние подвиги – кто кому чело набил, кто с кем куда пошёл… Где бы ещё выпить. Настроение – сами понимаете. Глушь. И уехать не могу. Подхожу: «Ребята, правда, машина не заводится. Толкнёте?»

Переглянулись. Отставили бутылки. Еле успел в машину запрыгнуть – на руках вынесли. Завелась мигом. Посигналил, прокричал «Спасибо». Уехал. А чего – нормальные ведь ребята. Правда, нормальные. Если по-человечески.

Так почему же мы злые такие? Или не все? Или даже так: может, злых-то и немного, но они заметнее? Наверное. Но вот я живу, живу, а злых-то – по-настоящему злых – пока не видал. Может, повезло, не спорю.

А сколько бывало: «наедет» кто-то – слово за слово, убить готов. Орём. Кидаемся друг на друга. Потом как-то тормознешь… На минуточку. Сбавишь тон. Дашь себе минутку подумать. А чего, собственно, завелись? Места на дороге мало? На две минуты в очереди задержали? Да на кой мне эти две минуты, я сутки вхолостую прожечь могу…

Поговоришь. Извинишься. Через те же две минуты – лучшие друзья. Пожали ручки и разошлись.

Почему так? Потому что увидели вдруг – и он, и я, – что такие же. Не чужак с другой планеты, а понятный, живой человек передо мною. Такой же. А ругается – потому что страшно ему. Не верит он, что мы – похожи. Не с чего ему верить. Бегает кто-то напротив, ругается, руками машет. Разве это человек?

Тормозни, одумайся. Улыбнись, наконец. Да просто, скажи:

– Извини, браток, погорячился…

Он поймёт, этот браток. Потому что и у него день наверняка мутный, и настроение паршивое, и злость согнать не на ком. Иначе бы мы и не встретились. Подобное притягивается, не слышали? А раз поймёт, то простит. А значит, моя жизнь станет чище.

Будем друг друга любить! Поддерживаю. Всецело поддерживаю. Потому что только любовь спасёт мир. Не зря же Христос, отодвинув все заповеди, выделил главнейшую: «Любите друг друга, как самого себя».

Как? За что? Просто. Любите, и всё.

За то, что он такой же, как вы.
За то, что ему плохо.
За то, что наверняка есть люди, которых он любит и которые любят его.
За то, что он не ведает, что творит.
За то, что он бывает милым, добрым и щедрым.
За то, что другого такого нет и не будет.
За то, что в другой ситуации он отдал бы за вас душу.
За то, что, может быть, через минуту вы будете друзьями.
То есть – обычными людьми.

Давайте любить ни за что – просто потому, что мы – люди. А человек должен любить. Просто потому, что он – человек.

Но как же любить, если такое творится?! Как любить убийцу, пьяницу, того, кто бьёт тебя? Подставить другую щёку? Нет уж, увольте! Мы не какие-то там… Нас на религиозный дурман не возьмёшь!

Понимаю. Сам такой. Поэтому и говорю: нужно просто попробовать. Не для него. Не для мира во всём мире. Для себя. Для себя, потому что травить воздух вокруг себя будут только идиоты. Или самоубийцы. А мы – мы люди. Обычные, простые люди. Не святые. Не преступники. Нам просто нужно жить. Желательно – спокойно. Без скандалов. Стрессов и драк.

А если не получается? Как же оставить без ответа наглеца, оскорбившего вас? Как не дать отпор хаму, как не ответить на «наезд»?

А кто говорит, что не ответить? Ответить. Здесь и сейчас. Остановить. Пресечь. По ситуации – набить морду. Если, конечно, её бьют вам. Можно, иногда нужно.

А вот чего не нужно – это ненавидеть.

– Ладно, забыли. Всё, кончай, зла не держи. Проехали…

Не нужно останавливать жизнь на этом – драках, злобе, конфликтах. Именно так: «проехали». Пойдём жить дальше. Отпустите себя – и отпустите его. Без злобы. Если можно…

А «можно», если всё выскажете на месте. Без умолчаний. Без сдерживания. Сказал, выяснил, «ху есть ху», и ладно. Выбросил кирпич из-за пазухи. Не копите в себе дрянь – она ударит по вам же.

Посидите перед живым огоньком. Посмотрите на журчащую водичку. Послушайте Гарика:

Непокорённая вера – в добро!
Непокорённая вера!

Впрочем, есть и более жестокий способ. Самый жестокий. Причём подсказан он самой любвеобильной религией – христианством. Открыть секрет?

А он прост. Подставить другую щёку. Не отвечать на агрессию. Простить.

Знаете, есть такая притча. Или анекдот. Во время разговора Господа с архангелом Михаилом Бог вдруг срывается с места и бежит куда-то вниз, крича на ходу: «Погоди, Миша, там «нашего» бьют, нужно помочь». Однако вскоре возвращается, заметно помрачневши: «Не понадобится. Палку взял, сам справится…»

О чём это я? Я ни секунды не шутил, когда говорил про жестокость. Христиане меня поймут. Ибо они помнят слова Создателя: «Мне отмщение, Я воздам». Не мы. Не наши друзья-кореша. Не полиция. Не киллеры. Не государство с его карательным аппаратом. Ни даже Интерпол или международная мафия.

Создатель. Который может всё. Всё!

Полегчало?

А знаете, правда, любить легче. Потому что тогда не просто понимаешь – тогда видишь: люди добры. Потому что они способны любить.

Я знаю пароль, я вижу ориентир,
Я верю только в это –
Любовь спасёт мир!