Верим ли мы в современные мифы?

Тот факт, что как дети любят сказки, так взрослые обожают мифы и легенды, для многих очевиден и вызовет разногласия лишь в степени правдивости таких мифов и легенд.
Кто-то усматривает в них больше правды, чем вымысла, хотя не имеет никаких собственных доказательств тому, а лишь полагается на то, что ему преподносят…

Тот факт, что как дети любят сказки, так взрослые обожают мифы и легенды, для многих очевиден и вызовет разногласия лишь в степени правдивости таких мифов и легенд.

Кто-то усматривает в них больше правды, чем вымысла, хотя не имеет никаких собственных доказательств тому, а лишь полагается на то, что ему преподносят. Кто-то скептически отрицает целиком те или иные правды или полуправды, часто также основывая свою доказательную базу больше на своих эмоциях, умонастроениях, симпатиях и антипатиях к источникам информации. Но жизнь еще привносит свои правды, заставляя поверить собственным глазам и опыту – конечно, если всматриваться попристальнее и делать скидку на индивидуальность каждой отдельной ситуации.

Миф 1: о невозможности бросить курить.

Я сам был заядлым курильщиком на протяжении пяти лет. Выкуривал до 20 и больше сигарет ежедневно и взасос. Легко бросал и так же легко снова начинал. Был пассивным курильщиком, живя и работая под плотной пеленой из табачного дыма. Однако никогда не мог понять тех, кто мне уверенно и настойчиво твердил о невозможности расстаться с сигаретой.

В армии, где радостей немного и курят почти все, курил все подряд, что можно и нельзя, затягиваясь во всю силу бездонных легких. На гражданке то и дело прибегал к сигарете, когда жизнь прижучивала и нужно было на что-нибудь срочно отвлечься. Знаю, что такое самосад, махорка, сигареты без фильтра, папиросы, сигары и марихуана не понаслышке. Могу и сейчас, крепко загуляв, попросить сигарету и, оторвав ей фильтр – как голову врагу, хорошо размяв двумя пальцами, выкурить в три затяжки, чтобы о сигарете потом снова полгода не вспоминать. Но никогда не испытывал физической тяги и абстинентного синдрома от того, что отказывался от сигареты на день, месяц, год. Никогда не понимал выражений «Уши пухнут», «Я не могу бросить», «У меня зависимость».

Сделал следующие выводы, в которых, чем взрослее я становлюсь, тем больше моя уверенность: пристрастие к табакокурению носит, скорее, ритуальный, а не физический характер – курят и продолжают курить больше по выработанной привычке, а не по причине действительной непреодолимой физической зависимости. А также потому, что в обществе есть выработанные, общепринятые модели поведения, понятные всем: как принято говорить о пагубности курения, так же принято говорить о сложности бросить эту пагубную привычку. Ну, или я – исключение из правил, супермен и человек-не имеющий зависимостей.

Миф 2: о невозможности бросить пить.

С алкоголем я лично знаком с 14 лет. Не близко, но навсегда. Более тесное знакомство формировалось уже после 20, начиная с легкого пива в трехлитровых банках и теплом по всему телу простираясь в более крепкие напитки, вплоть до рвотного самогона и обжигающего до мозга костей спирта. Эта тесная связь переросла в связь почти родственную, когда ни одно застолье не обходилось без «крепко наподдать», ни одна встреча друзей и знакомых – без посиделок до утра, ни один уикенд – без пивка в пятницу, водочки в субботу, а порой и снова пивка в воскресенье. Новогодние праздники без запоя lite длиной в две недели, с батареей из пустой тары, настырно выглядывающей из-за за газовой плиты.

Однако, даже при таком богатом опыте, почти с горечью вынужден был констатировать, что болезненного пристрастия к спиртному отчего-то не испытываю, проблем со здоровьем на этой почве не имею, хочу пью – хочу не пью. Последнее даже как-то слегка обидело. Почему, когда большинство моих сверстников испытывает пристрастие к горячительному со всеми вытекающими последствиями, у меня преобладает какая-то живущая своей собственной жизнью стальная воля, уже помимо моей воли, которая не позволяет моему организму испытывать, как всем нормальным людям, по утрам мигрени и трясучку рук, до обеда даже легкого желания опрокинуть в себя рюмочку коньяка или водочки, а ближе к ужину вплеснуть в себя литр-другой пенного пива под тараньку?

Не раз проделывал над собой жестокие, но несложные эксперименты – переставал месяцами принимать вообще какое-либо спиртное, вплоть до потери друзей и неуважения коллег по цеху. Хоть бы где в организме ёкнуло от такой обиды. Но он, зараза, кажется, даже не замечает такой учиненной над ним несправедливости.

Снова делаю неутешительный вывод: либо я супермен, либо алкогольная зависимость со всеми абстинентными синдромами и трясучкой рук и прочих частей организма, щедро растиражированная и подхваченная кем надо, – очередной миф. Просто принято о тяготах алкогольного воздержания разглагольствовать много и горячо, как о тяготах жизни проститутки. Дескать, танталовы муки и все такое.

Миф 3: о невозможности воздержания от чревоугодия.

Насколько одна треть населения России страдает от табакокурения, а другая от алкогольной зависимости, часто перетекая друг в друга и там тесно переплетаясь, как клубок змей в брачный период, настолько третья треть страдает от обжорства и невозможности похудеть. Что за такая напасть одолела Русь-матушку, вообще непонятно: народ действительно мучается, не имея возможности жрать поменьше.

Странное дело, но и здесь у меня самые неутешительные результаты, с такими же неутешительными прогнозами: я хочу – ем, хочу – не ем, причем ем, что хочу, а не то, что хочет кто-то за меня. И при этом же уже 20 лет, несмотря на все, что ем, остаюсь грустного 50-го размера, без надежды «вырасти» хотя бы до размера более солидного, 52-го.

На новогодние праздники, дав маху и немного переусердствовав с праздничным столом, дал себе слово сократить все по всем фронтам, начиная от мясного и заканчивая сладким. Снова, никаких мук не испытывая, завтракаю ложкой кефира, обедаю двумя овсянки, а ужинаю овощным супом, не имея возможности почувствовать себя человеком. Как и все, обычным, отчего-то-там-зависимым обычным человеком.

На основании всего вышеизложенного делаю катастрофический вывод: да, скорее всего, я – супермен…