Почему генеративный коучинг лучше расстановок по Хелленгеру?

В наше время на рынке психологических услуг множество различных предложений. Некоторые из них поражают своей нелепостью и глупостью, есть и вполне добротные. А есть и такие, про которые можно сказать, как в анекдоте: «Зарплата у меня хорошая, но маленькая»…

В наше время на рынке психологических услуг множество различных предложений. Некоторые из них поражают своей нелепостью и глупостью, есть и вполне добротные. А есть и такие, про которые можно сказать, как в анекдоте: «Зарплата у меня хорошая, но маленькая».

К такому виду услуг я могу отнести расстановки по Хеллингеру – метод хороший, но мало помогает. Я очень долго сам проводил расстановки, пожалуй, еще их провожу, бывал на расстановках многих мастеров, и мне есть чем поделиться.

Расстановки по Хеллингеру подкупают и привлекают клиентов глубиной и свежестью чувств, масштабностью переживаний, но этим, на мой взгляд, дело и заканчивается. Конечно, в каких-то отдельных случаях подобные переживания способны вызвать в психике человека положительные изменения, приводящие к изменениям в его жизни, но чаще всего расстановки превращаются в слезливые игрища, без которых многие участники уже не могут жить.

Часто можно увидеть, как в течение нескольких лет клиент приходит к «мастеру» на расстановку с одним и тем же запросом. Проводится расстановка, в которой многие, как обычно, рыдают, и звучит неизменное «мастера»: «Примирись с мамой …» или « … с папой», или «прими это …» Проходит несколько недель, и тот же клиент за немалые деньги идет к этому или другому «мастеру» «примиряться» с мамой или папой. Эти «примирения» могут длиться годами, оставляя клиента с его жизненными проблемами, но в надежде изменить морфогенетическое поле своей семьи.

Самое печальное в этой истории то, что причина жизненных затруднений человека или его болезни находится не в отношениях с мамой или с папой, не в трагедиях бабушек или дедушек, а совсем в другом месте. Например, в отсутствии определенных навыков социального поведения, которые успешно формируются на обычных терапевтических сессиях. Но если человек уверовал в расстановки и полюбил сам процесс, то он надолго останавливается в своем развитии: отказывается изучать себя и свои проблемы с других точек зрения, отказывается от творческого отношения к себе и своей жизни.

Несколько лет назад я заинтересовался генеративным коучингом, прошел обучение у Стивена Гиллигена и стал применять этот метод в своей жизни и в терапевтических сессиях с клиентами. На сегодняшний день этот подход представляется мне наиболее интересным и эффективным в современной психологии. В чем же суть этого метода?

В ходе терапевтической сессии клиент получает доступ к своему творческому состоянию и своим не использованным до этого ресурсам. В этом состоянии человек может успешно двигаться к намеченной цели, создавая новое и желанное в своей жизни. Поэтому метод и называется генеративным коучингом – генерируется, создаётся новое, новое в жизни, новое в себе.

В ходе многочисленных сессий я отметил, что для позитивных изменений в жизни клиента совсем не обязательно примиряться с мамой или папой, просить за кого-то прощения и прочее, как в расстановках. При желании через это можно просто переступить. В психике человека достаточно ресурсов для существенных изменений своей жизни, родовая система – это только один из многочисленных наших ресурсов. И, как правило, этот ресурс бывает часто подпорчен.

Также я отметил, что такая всё-таки важная тема, как примирение и гармонизация отношений с родителями, в генеративном коучинге решается гораздо проще и быстрее, чем в расстановках. Главное в том, что любой клиент, освоив генеративный коучинг, может решать свои разнообразные жизненные задачи самостоятельно, открывая в себе всё новые и новые ресурсы для творческого проживания своей жизни. Ведь для решения новых жизненных задач требуются и новые ресурсы, а ресурсов родовой системы и морфогенетического поля, увы, может оказаться недостаточно.

Надеюсь, что среди поклонников расстановок уже возникло любопытство к генеративному коучингу.