Ребёнок: бить или не бить?

Бить или не бить ребёнка? Конечно, нет! Как вообще в нашем просвещённом веке кому-то может прийти в голову бить ребёнка? Разве что человеку, полностью несостоятельному в жизни, неуверенному в своих силах…

Бить или не бить ребёнка? Конечно, нет! Как вообще в нашем просвещённом веке кому-то может прийти в голову бить ребёнка? Разве что человеку, полностью несостоятельному в жизни, неуверенному в своих силах. Тому, кто не в состоянии осмыслить и применить альтернативные варианты.

Ведь ещё в восемнадцатом веке Жан Жак Руссо убедительно доказал, что физические наказания – это нонсенс, атавизм, пережиток. А на дворе как-никак – век двадцать первый!

Бить слабого – не только ребёнка – признак слабости. Попробуем-ка мы ударить взрослого да сильного! А если мы поднимаем руку на собственное дитя, то чего же мы стоим в этой жизни? Чего стоят наши убеждения, идеалы, наш опыт? Неужели этот опыт настолько убогий, что не видит других путей решения проблемы? Ведь чего мы добьёмся, применяя силу:

– обратной реакции – ему больно, он будет делать наоборот;
– яркого урока в жизни, что сильный может всё;
– унижения и оскорбления достоинства маленького человека, которые создадут проблемы в будущем;
– воспитания жестокости у собственного ребёнка, которая может обернуться против нас;
– культивирования злости и обиды против собственных родителей.

Наконец, применяя физическую силу, можно запросто перейти опасную границу и физически покалечить ребёнка. Не говоря о том, что бдительные органы опеки могут заинтересоваться, почему это у с виду благополучного малыша синяки на мягких тканях…

Нельзя! Ни в коем случае! Ведь ребёнок – это только наше отражение. Его капризы – это наши недоработки. Его шалости не должны раздражать настоящего родителя, ибо это естественные проявления детства.

К тому же есть масса других способов успокоить и привести к порядку наше чадо. Гуманных, не подразумевающих физические истязания. Уговорить, выяснить, уделить внимание, в конце концов, наказать – но не ремнём же! В самом крайнем случае – поставить в угол. Хотя это тоже не наш метод…

Ребёнок не должен расти в страхе. Иначе он никогда не вырастет свободным, счастливым человеком. В жизни и так слишком много боли и жестокости – зачем же самим отравлять жизнь наших же детей?!

Так бить или не бить? Ну, почему бы и не бить, коли заслуживает. Нет, конечно, все мы люди, никому не нравится, когда его бьют. И дети не исключение. Но если по-другому не понимает, тогда как? Вот эти умники с книжками советуют: а вы лаской! А вы убеждением! А вы поставьте себя на его место!

Да чего меня куда-то ставить, если мы – каждый на своём! Если уговоры для него – только повод потянуть время, которого и так в обрез, да верный знак, что можно из папы с мамой верёвки вить.

Да и глупы ли были наши предки, когда говаривали, что «кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына»? Ах, это иносказательно… Ах, ещё в восемнадцатом веке Руссо писал… Это который всех своих пятерых детишек сдал в сиротский приют? Отчего ж это он не стал для них мудрым воспитателем? Вот писал бы тогда своего «Эмиля» с натуры, а не из головы.

Вообще складывается впечатление, что многочисленные гуманисты от педагогики живое дитя только в окошко видели. Или за крепким забором. Потому как иной раз пишут вещи, кои к практике никакого касательства не имеют.

Вот, к примеру, пишут, что, мол, если лупить ребёнка – так это значит ломать его волю. Смех, да и только! Откуда воля берётся? От преодоления боли и страданий. А ежели их нет? Ежели мама с папой любимому дитяти в попу дуют, только бы оно не плакало, откуда той воле взяться? Не воля ломается ремнём, а дурость и упрямство.

Другое. Мол, нужно уповать на сознательность, а не на насилие. Иначе никак самостоятельным не станет.

Ага, проще на инопланетян надеяться. Это ж дитя, откуда у него сознательность! Это потом она появится, когда будет предельно ясно: это хорошо – а это плохо, раз за такое можно по заднице получить.

Ещё: мол, ненавидеть будет. А мы своих батей тоже ненавидим? Или не лупили нас? Конечно, будет! Если лупить не по делу. А я могу об заклад побиться: только спасибо скажет, ежели за дело и по справедливости. Дети же, они точно знают, когда виноваты, когда – нет. А вот несправедливо бить нельзя, это факт. Тут ничего хорошего не выйдет.

Жестокость воспитывать? А это как сказать. Битый-то быстрее посочувствует тому, кому больно, ибо знает, как это. А неженка, которого все «уговаривают», в нём-то откуда сочувствие возьмётся? Разве что от сладких мамкиных речей?

Ещё. Говорят вот, есть другие способы. Чтобы как-то словами. Так словами – это потом, когда эти самые слова понимать научится. И ценить. А пока нет – чего делать-то? Терпеть? Ручки связывать? Или на цепь сажать?

Жестоко, мол, говорят. А вот морально убивать, не разговаривать, давить на психику – это не жестоко? А не лучше ли разок по заднице, чем неделю нервы по жилке вытягивать? Вы у его самого спросите, у ребёнка – что он-то выберет?

Да и не один «гуманист» не даст ответ на вопрос, что делать, если он просто упрётся. «Не хочу и не буду!» А тебе – спешить нужно. «Не пойду!» А тебе – хоть зарежься!

Что делать-то, господа воспитатели?

И всё же – бить или не бить?

А это каждый решает за себя. Если же кого-то заинтересует моё мнение, то позволю себе озвучить одно наблюдение.

Есть дети, которых бить категорически нельзя. Есть те, которым ремень пришёлся бы как нельзя кстати. И мудрый родитель всегда отличит одних от других.