Почему бывает плохо без видимой на то причины?

Бывают такие периоды, когда возникает смутно-неприятное ощущение: вроде всё то же самое, но кажется, будто жизнь утратила смысл…

Вот жил себе человек, никому не мешал. Думал, что счастье и гармония наступят, когда, например, он заработает денег и достигнет определённого статуса. А может быть, он хотел семью и друзей. И к этим целям он честно стремился. И даже всего этого достиг. Но вдруг этот внешне успешный человек впадает в уныние: кажется, что всё это – «не то». Вот ещё вчера было «тем», а сегодня то, к чему он так долго стремился, становится ненужным, скучным и даже раздражающим.

Самое грустное, что очень трудно найти того, кто может понять и поддержать. Ведь со стороны всё будто бы хорошо. Даже больше того: ничто в жизни формально не изменилось, горевать вроде как не из-за чего, да и сформулировать ответ на вопрос «что случилось» не представляется возможным. Не случилось ничего. В этом-то и беда. Из жизни ушло что-то важное, самое важное, а что это было – загадка.

Утрата смысла – крайне тяжёлое переживание, самое настоящее горе. Но об этом почему-то не принято говорить. Как я уже писала, горем часто считают только физическую потерю. То есть чтобы социум дал «право» переживать, нужно потерять что-то, что видно невооружённым глазом: близкого человека, работу, дом, семью. А для нашей психики утрата смысла тоже переживается очень остро.

Человек, утративший смысл, стремительно проваливается в депрессию. Душу его захватывают смутные чувства апатии, бессилия и безысходности. В эти периоды человек крайне уязвим. Нарушается привычный способ мыслить и принимать решения, и в этот период можно совершить необдуманные и импульсивные поступки, даже причинить вред себе или окружающим. Утрата смысла травмирует не только психику, но и тело: внезапно человек может заболеть. Причём болезнь чаще всего наступает резко и сильно, а характер заболевания может быть очень непривычным.

Получается, что утрата смысла – переживание настолько тяжёлое, что наносит удар сразу по всем фронтам. И где-то в душе все мы знаем, насколько это страшно. Стоит ли говорить, что абсолютно естественная реакция – бежать как можно дальше, чтобы ни за что не соприкасаться с вопросами смысла. Неувязочка только в том, что они догонят. «Заткнуть» утрату невозможно – можно «отложить», заняв на время свою душу чем-то другим. Но потеря-то никуда не денется. Она вылезет с новой силой, да так, что мало не покажется.

Наверняка вы видели примеры людей, которым удавалось временно сдержать накал внутренних страстей, с головой погрузившись в бурную деятельность. Женщины часто делают это посредством семьи и детей, мужчины чаще уходят в работу. Эти люди так и говорят: «я живу ради него/детей», «на работе я чувствую себя живым». И вроде как всё так и должно быть, но… выходит, что смысл всей своей жизни они приравнивают к какой-то одной сфере. То есть они делают «ставку» на что-то одно. А что будет, если дети у такой женщины вырастут и станут самостоятельными (ну или партнёр бросит), а мужчина в сорок лет обнаружит, что его достижений не достаточно? Их сломает. Пополам.

Вот инстинкт самосохранения и заставляет идти на любые жертвы, лишь бы это сохранить. И тогда мы получаем женщин, которые терпят унижения; мам, которые не дают своим детям вырасти и завести собственную семью; мужчин, которые спиваются. Всё это – попытки заполнить внутреннюю пустоту.

Но такие ужасы происходят тогда, когда мы, во-первых, делаем «ставку» на что-то одно и, во-вторых, вовремя не «отпускаем» один смысл, чтобы впустить в свою жизнь другой. То есть когда мы разными способами слишком долго бежим от этого вопроса, не общаясь с собой. А чем быстрее бежим, тем сильнее накроет. Как говорится, «сколько мусор ни утрамбовывай – выносить всё равно придётся». И чем дольше копишь, тем тяжелее будет тащить. Поэтому иногда нужно пережить встречу с собой.

Да, в этом очень трудно быть. Так трудно, что почти невозможно. Но если вы «там», то, пожалуйста, помните:

Кто сказал, что смысл должен быть в чём-то одном? Может быть, желание жить кроется в балансе: что-то для ума, что-то для души, что-то для тела. Ну или так: для себя, для друзей, для семьи, для работы. Внутренняя пустота может стать невыносимой, когда эти пропорции нарушаются.

Ощущение осмысленности, цельности и полноты жизни очень индивидуально и напрямую не зависит от внешних обстоятельств. Иногда эти чувства приходят, когда сидишь в четырёх стенах, а иногда – на вершине горы. Бывают люди, внутренний огонь которых «подкармливают» достижения, а для кого-то эти самые успехи – прямая дорога к депрессии. Поэтому так трудно помочь тому, кто потерял смысл: ему ваш рецепт вряд ли подойдет, у него он свой.

Смысл – плавающий, динамичный. Он надолго в одном месте не задерживается. Сначала желание жить появляется от одного дела, потом переходит к другому. Если вы вдруг перестали его ощущать – это не значит, что «всё тлен». Это просто показатель того, что смысл двигается.

Нужно сначала пережить потерю, и только тогда станет возможным процесс поиска нового. Жуткие вещи случаются, если мы пытаемся сразу же занять себя другим смыслом, не дав себе время проститься с предыдущим. Когда краски исчезли – это именно те моменты, когда нужно покопаться в себе. (Кстати: когда мы думаем, что боимся одиночества, часто нас пугает вовсе не то, что рядом никого не окажется, а то, что мы останемся наедине с собой. Вот тогда-то от вопросов смысла сбежать будет некуда.)

Депрессия искажает реальность. И делает она это так ловко, что кажется, будто мир такой и есть – серый, унылый, бессмысленный, опасный. Но она врёт. И нельзя совершать импульсивные поступки, исходя из того, что она нашёптывает.