Могу ли я быть такой? Люди и их маски

В наше динамичное время люди устали от маниакальной продуктивности, масок успешности, приукрашенных постов и фотоотчетов в соцсетях…

– Ты могла бы просить подаяние на улице?
– Зависит от обстоятельств… Но не хотела бы.

– Я не имею в виду, что жизнь заставит тебя это делать. В качестве игры могла бы ходить и просить денег у людей?
– Мне это было бы неприятно. Но если это жизненно важно, то могла бы.

– Да не важно, а просто себе доказать! ПЕРЕСТУПИТЬ! У каждого есть черта, которую он не хочет переступать. Так вот, положение этой черты мы устанавливаем сами и можем двигать её.

Эта черта так далеко от моего центра, и я не хочу её куда-то там двигать. И зачем? Доказать себе, что я могу управлять своими границами? Или увидеть, насколько мои границы хрупкие? Так и разрушиться недолго.

– Хотя это в теории, а на практике не знаю. Может, нужна маска какая-то.
– Маска…

– Ну да. Роль. Ведь если я это не совсем я, а бомж, например, и бомж просит подаяние, это же привычно.
– Так маска практически у всех на лице, редко кто остается самим собой.

– А я хочу быть собой, по крайней мере большую часть времени.
– В мегаполисе это не нужно, опасно обнажать свои слабости.

Да, я понимаю о чём ты. Мы должны быть всегда эффективными и продуктивными, сильными, оптимистичными, жизнерадостными, яркими и креативными. Как люди из рекламы.

Быть обычным человеком, быть собой – это слабость.

– Знаешь, как интересно наблюдать… Вот у меня машина чуть выше легковых, и стою я в пробке и смотрю – в соседних машинах, не важно парень, девушка… И они музыку слушают или просто думают о чём-то. Вот пока они думают, что на них никто не смотрит, на них маски нет… и мимика и выражение совершенно другие! Как только заметили, что на них смотрят, сразу на лице появляется маска или серьёзного мужчины, или девушка может надеть маску деловой какой-то.

Интересно, а как отличить, где маска, а где человек «настоящий»? Может, «настоящим» мы считаем ту маску, которую хотим увидеть, ту роль, которую ожидаем сейчас? Как определить, где кончается маска и начинается подлинная личность?

– Я думаю, что маски делают наши границы гибкими. В нас как бы вмещается ещё одна роль. И ещё одна. И ещё. Роли эти живут, мы их наполняем собой, своей энергией, и вот это уже не роль, а целая личность. Это не просто «деловая какая-то» девушка, а именно такая «деловая», как Я.

– То есть маски нужны, чтобы обозначить роли, а роли – чтобы и нам, и другим людям было понятно, по каким правилам мы играем. Чтобы безопасно действовать в обществе. Например, то, что безопасно в роли бизнес-леди, рискованно делать в роли жены. Моё поведение дома и на работе может сильно отличаться, но при этом я – это я, один и тот же человек.

– Ещё для личностного роста. Принимая на себя роли и оживляя их, мы расширяемся, как воздушный шарик. Расширяются наши границы, а вместе с ними и наши возможности.

…Мы испытываем давление изнутри действовать в соответствии с нашими физиологическими данными и особенностями характера, и внешнее давление – занять определённое положение в обществе. Возникает противоречие: оставаться собой, быть подлинным и устойчивым в своём центре, и в то же время реализоваться в своей социальной группе.

Чтобы разрешить это противоречие, мы используем маски. Маски нам нужны для того, чтобы обозначить социальные роли, для которых ясны границы и правила. Играя по правилам, мы уменьшаем давление со стороны общества. Проживая роль, мы наполняем её своей идентичностью, эта роль становится уникальной, частью нашего «Я».